На наши вопросы о будущем электромобилей в России согласился ответить более чем компетентный специалист – Олег Клявин, основатель и главный конструктор компании Change Mobility Together (ООО “Центр технологического консалтинга”), разработчик электромобилей.

Олег – один из соавторов экспертно-аналитического доклада «Перспективы развития рынка электротранспорта и зарядной инфраструктуры в России», который лег в основу Концепции по развитию производства и использования электрического автомобильного транспорта в Российской Федерации на период до 2030 года. В качестве главного конструктора Инжинирингового центра «Центр компьютерного инжиниринга» СПбПУ Олег участвовал в разработке электромобиля «Кама-1», гибридной платформы для электротранспорта и электромобиля E-Neva, осуществлении многочисленных проектов в интересах лидеров российского и мирового автопрома.

ЭТО ПРОДОЛЖЕНИЕ НАШЕЙ БЕСЕДЫ. ПЕРВУЮ ЧАСТЬ ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ.

Klyavin_w_platforn_01

В официально принятой Концепции по развитию производства и использования электрического автомобильного транспорта в Российской Федерации на период до 2030 года зафиксировано, что и сами электромобили, и все их компоненты должны производиться в стране: от аккумуляторов до микросхем. А почему нельзя просто покупать у тех, у кого уже все есть – например, у тех же дружественных нам китайцев?

В Концепции нет слова «должны». В ней зафиксировано, что углубление локализации позволит развить технологические компетенции российских производителей. И предложены меры поддержки тех, кто будет эту локализацию обеспечивать. Так что это лишь вопрос получения или не получения господдержки, заключения специальных инвестиционных контрактов и получения субсидий... Логично, что государство стремится субсидировать российское производство, а не китайское. Но прямого запрета на закупку комплектующих за рубежом там нет.

Насколько Россия сейчас близка к массовому промышленному производству всех нужных компонентов? Прямо по пунктам: сырьевая база, аккумуляторы, электромоторы, электроника силовая и управляющая, программное обеспечение, зарядные станции? И что необходимо предпринять в первую очередь?

На данный момент самая проблемная зона – массовое производство ключевых для электромобиля компонентов: батареи, силовой системы, электроники. Это напрямую и указано в Концепции – как и первоочередные шаги, которые необходимо предпринять. А вот с менее капиталоемкими технологиями все значительно лучше: уже сейчас есть много разработок, стартапов, компаний, занимающихся и зарядной инфраструктурой, и разработкой необходимого ПО, и другими технологиями и материалами.

Platform_02
Беспилотная модульная платформа на новых источниках энергии на выставке ПМГФ-2021

Какова во всем процессе электрификации транспорта в РФ роль государства? Оно обречено без конца субсидировать и дотировать все, что связано со словом «электромобиль»? Или его участие необходимо лишь на старте, а потом все как-нибудь наладится само?

Достаточно посмотреть на меры поддержки электротранспорта, принятые в более, чем 50 разных странах, чтобы понять: именно государственные институты сыграли ключевую роль в развитии электротранспорта. И через субсидии потребителям и производителям, и через снижение налогов, и через запретительные меры и политику ограничения выбросов CO2. Россия включилась в этот процесс относительно недавно.

Кажется, действительно довольно долго было принято считать, что электротранспорт не для наших условий – и тему обходили стороной. А сейчас стало ясно, что игнорировать мировой тренд не получится. Поэтому в кратчайшие сроки была принята Концепция, предложены меры стимулирования рынка.

Россия из двух возможных путей выбрала пока только путь «пряника». Государство не пользуется "кнутом", не устанавливает квоты, как в Китае – типа «не менее 15% производимых автомобилей должны быть электрическими, иначе закроем предприятие». У нас автомобилям с ДВС не запрещается въезжать в города. В России более, чем в 20 регионах для владельцев электромобилей снижен или вовсе аннулирован транспортный налог, работают бесплатные парковки (там, где это актуально). Обсуждается вопрос бесплатного проезда по платным дорогам. Наконец, действует скидка в 25% «на электромобили отечественного производства»: пока она, конечно, не применима, но сам по себе инструмент стимулирования уже создан.

Но главное – то, что, согласно Концепции, государство берется заложить фундамент рынка в критически важных областях: обеспечить минимально необходимый уровень зарядной инфраструктуры, помочь наладить собственное производство ключевых компонентов силовой системы, поддержать локализацию производства в целом, а также в определенных пределах стимулировать спрос на электротранспорт.

Если все перечисленные меры будут реализованы, рынок получит мощнейший стимул для роста. А вот кто сумеет воспользоваться этим шансом – вопрос открытый.

Klyavin_China_02
Работа над проектом для компании BAIC, Китай, 2017 год

А где, по вашему мнению, сейчас в РФ находятся главные «точки роста» для электрических технологий на транспорте? Может быть, опережающими темпами должен развиваться общественный электротранспорт (в одной Москве работает уже тысяча отечественных электробусов), а накопленный опыт и технологии ускорят прогресс и в области легковых электромобилей? Или надо срочно развивать сети зарядных станций общего пользования в мегаполисах? Или вообще что-то другое?

Да, электробусы являются такой «точкой роста». Затем – быстрые зарядные станции, причем прежде всего – вдоль федеральных трасс. Россия – огромная страна, и если в городе проблему с зарядкой можно решить, то на трассе ты просто останешься ни с чем. Возможность беспрепятственно доехать из любого города в любой другой город на электромобиле, как мне кажется – важнейшая «точка роста» для этого рынка. И в Концепции, кстати, предложены меры для решения именно этого вопроса.

Kama_1 buildind_03
Процесс постройки прототипа электромобиля "Кама-1", 2020 год

Еще о перспективах: обычно с электромобилями связывают и применение других передовых для отрасли решений – в первую очередь, технологии самоуправления автомобилей, создание полноценного «автопилота». Как обстоят с этим дела в России? Мы отстаем, опережаем, идём в ногу со всеми? Что мешает? Что может помочь?

Сегодня применительно к рынку мобильности говорят про модель CASE – Connected, Autonomous, Shared, Electric, где даже не две, а все четыре технологии идут «рука об руку». Здесь электромобиль выступает уже не сам по себе, а как часть большой технологической экосистемы.

Мы видим, что по этому пути уже идут наши ИТ-гиганты. Сбербанк создал "СберАвтоТех". На улицах можно встретить роботов-доставщиков «Яндекса». В России работает один из мировых лидеров разработок в области автономного управления – Cognitive Pilot, один из мировых лидеров в области кибербезопасности – Касперский и так далее. Я уже не говорю про каршеринг. Так что пока все выглядит так, что в России именно Electric – самая отстающая часть в этом квартете.

Platform_03
Беспилотная модульная платформа на новых источниках энергии на выставке ПМГФ-2021

Не хочу здесь касаться вопроса «создания полноценного «автопилота»: это крайне дискуссионная тема. И не только по технологическим причинам, но и, например, по этическим: кто отвечает за управляемый автопилотом автомобиль в случае ДТП? Вопрос далеко не решенный... Но развитию электротранспорта эта тема почти никак не мешает. Очевидно одно: как только появится массовый российский электромобиль – он будет не менее технологичным, чем любой мировой аналог.