Почему уход одного из поставщиков моторов стал только первой ласточкой на пути к краху Ф1

Из Формулы 1 поступили тревожные новости. Японский концерн Honda объявил об уходе после 2021 года из чемпионата и прекращении поставок моторов командам Red Bull и AlphaTauri.

Казалось бы, что в этом такого? Автоконцерны приходят и уходят, та же Honda приходила уже четыре раза. Не будет ее, придет кто-то другой. Вот, компании Ford давненько не видно. А быть может пришла пора заявить о себе кому-то из корейских, а то и китайских поставщиков моторов? Если Hyundai побеждает в ралли, то что бы ей не продолжить успех в Формуле 1?

Этот взгляд на мир, однако, совершенно не замечает причин, по которым Honda ушла из Формулы 1. А причины эти не просто прозрачны, они написаны в заявлении компании прямым текстом. В Honda пришли к выводу, что компании сейчас необходимо вкладываться в электромобили и постепенно отказываться от двигателей внутреннего сгорания. А Формула 1 для автоконцерна – это как раз реклама двигателей внутреннего сгорания.

Я очень хорошо помню, как три года назад в Шанхае отвечал на вопросы китайских автомобильных журналистов об интересе к электрокарам в России. Я сказал тогда, что ограниченный интерес к «Теслам» есть и связан он с выдающейся динамикой этих машин, а также с банальной модой. Чем очень удивил слушателей.

Большинство жителей нашей страны совершенно не замечает озабоченности обществ богатых стран проблемами изменения климата. Однако достаточно взглянуть на любой фильм в жанре постапокалипсиса, вышедший после окончания Холодной войны, и вы увидите: действие там происходит в мире после экологической катастрофы. Эту катастрофу боятся, ее ждут, ее мечтают избежать. И это главный миф современного массового сознания жителей богатых стран.

Тут важно сделать одно пояснение. Я сейчас выступаю не в роли апологета одной из сторон. Я не говорю, что нашу планету неминуемо ждет катастрофа и что только Алехандро Агаг с его Формулой Е способен ее предотвратить. Я вполне допускаю правоту тех, кто связывает наблюдаемое потепление не с человеческой деятельностью, а с естественными процессами вроде повышения активности Солнца. Но речь сейчас не об этом. Речь о том, что экологическая повестка в богатых странах сейчас стоит необычайно остро.

В плане транспорта в последнее десятилетие произошла революция. То, что вы этого еще не заметили не значит, что она не произошла. Так вот что случилось. Долгие годы эко-ответственные граждане (а их в богатых странах, напомню, большинство) требовали от автоконцернов «зеленые» машины, а от власти запретить автомобили «не зеленые».

Автоконцерны на это выпускали откровенно плохие электрокары, которые никто не покупал, и говорили: вот, посмотрите, ничего не можем поделать, возьмите лучше вот этот дизельный кроссовер.

Но тут появилась Tesla. Которая в этом году продаст 500 тысяч отличных автомобилей, за которыми выстроились очереди и которые – электрические.

И все. Та же Honda больше не может сказать, что электромобили никому не нужны. Кандидаты во власть в богатых демократических стран не могут сказать своим избирателям, что не станут запрещать машины с ДВС потому, что других нет. В Норвегии в августе 60% проданных новых автомобилей были электрическими. С 2025 года там хотят запретить продажи бензиновых и дизельных машин.

В Китае их запретят в 2030. В Великобритании и Франции политики говорили о 2040 годе и наткнулись на вопрос избирателей – а почему так поздно? В США каждый штат решает за себя. Губернатор Калифорнии назвал 2035 год и был освистан: а что не раньше?

Формула 1 решила запретить машины, которые вредят окружающей среде с 2030 года. Но в чемпионате выбрали несколько необычный способ этого добиться. Предполагается, что мощные двигатели внутреннего сгорания сохранятся, но заправлять их станут синтетическим топливом, при при изготовлении которого из атмосферы поглощается столько же парникового углекислого газа, сколько выбрасывается при его сжигании.

В теории эта технология ничем не хуже электромобилей. С точки зрения экологии она может быть даже лучше, так как производство аккумуляторов и их утилизация – тоже не самый чистый процесс. Но Формула 1 опоздала.

Массовые электромобили уже есть. Они существую здесь и сейчас. Существует промышленность, которая выпускает аккумуляторы. И развивается промышленность, которая станет их утилизировать. Из Москвы, и тем более из регионов России этого не видно, но число быстрых зарядок одной только «Теслы» в мире превысило 20 тысяч. Это уже сейчас.

Вопрос о тотальном переходе на электромобили больше не стоит. Теперь стоит вопрос «Когда?». Эта технология уже утвердилась в качестве не просто главной, а единственной альтернативы машинам на ископаемом топливе.

Что это означает для Формулы 1? Полную потерю автопроизводителей. С уходом Honda остаются Ferrari, Mercedes, Renault, простите Alpine и, условно, Aston Martin. Три с половиной или, условно, четверо. В Формуле Е уже сейчас девять автоконцернов, а то и девять с половиной, если считать автопроизводителем Venturi. Кто следующий? А вот почему бы и не Honda!

Большинство читающих эти строки скажет: постойте, но Формула Е это скучно, медленно и убого на фоне Формулы 1! Соглашусь. Только вот Формула 1 так хороша потому, что это богатый чемпионат с богатыми командами, которые потому и делают столь крутые болиды, что могут себе это позволить.

А теперь представьте, что автопроизводители окончательно уходят в Формулу Е. И добиваются там роста бюджетов, а с ними и роста скорости. Скажу честно: современные технологии уже сейчас позволяют сделать электромобили быстрее бензиновых по динамике разгона. Бензиновые пока держат лидерство в скорости в поворотах и в общем времени прохождения круга. Но электрокары уже уступают не так уж и много: примерно как Формула 2 уступает Формуле 1.

По Формуле Е не судите, там разница в скорости с Формулой 1 существенно больше. Но повторюсь: электрические болиды в ФЕ далеки от предела совершенства. При желании спонсоров в лице автоконцернов вступить в гонку мощностей и многократно увеличивать финансирование, сделать быстрые электрические болиды можно будет уже через один сезон.

Что остается Формуле 1? Становиться эдакой Формулой 1,5 с болидами, в которых будут использоваться унифицированные силовые установки от единого поставщика. Вроде как в Формулах 2 и 3. Вы сходу вспомните, кто там поставляет моторы и сколько в них цилиндров? Вот! А все потому, что поставщик себя особо не рекламирует, он двигатели поставляет за деньги, а не ради известности.

И самое обидное, что что-то поделать с этим уже невозможно. Формула 1 умрет вместе со смертью бензиновых и дизельных моторов. Точнее не умрет совсем, а превратится в эдакие гонки на лошадях: кто-то на ипподромы еще ходит, кто-то еще скачет, но к массовому спорту это все давно не имеет никакого отношения.

Кстати, знаете, почему Формулу 1 с 2021 года возглавит не кто-то, а Стефано Доменикали? Поделюсь с вами одним слухом из мира электромобилей. Господин Доменикали не просто ушел с роли главы компании Lamborghini в руководители Формулы 1. Его на самом деле ушли. Потому, что в новом электрическом мире места для Lamborghini нет. И эта марка сейчас выставлена на продажу. Если не удастся найти покупателя, ее могут попросту закрыть. Вот Доменикали и не смог отказаться от предложения возглавить Формулу 1.

P.S. Я несколько раз упомянул словосочетание «богатые страны». Это все потому, что в небогатых странах, к которым, увы, приходится относить и Россию, спрос на автомобили с двигателями внутреннего сгорания пока сохраняется. Проблема в том, что автопроизводители зарабатывают основные свои прибыли, к сожалению, не на нашей стране, а на таких рынках как Северная Америка, Западная Европа, Китай, Япония, Южная Корея. И именно там планируется запрет на продажу новых бензиновых и дизельных машин. А нас просто поставят перед фактом. Как Honda поставила перед фактом Формулу 1.